Tilda

Две мысли

Иногда я люблю просматривать свой блог в обратном направлении. Знакомиться с человеком, которым я когда-то была. Больше всего меня занимает увеличение плотности постов. Чем дальше в прошлое — тем больше я пишу. А главное, дело не в том, что раньше моя жизнь была богаче на события, — информационным поводом может служить всё, что угодно. От поворотного события в жизни, до опыта приготовления шарлотки или визита на почту.

Мысль первая

Почему я больше не пишу эти милые глупые заметки? Я перетсала воспринимать эти события как что-то достойное упоминания или просто потому что я стала более закрытой? Мне кажется, скорее второе. Я отрастила броню. Есть истории, которые я с удовольствием доверю кому-то лично, но не стану об этом писать. Разве что стихи, содержание которых предельно туманно и с трудом поддается дешифровке.

Открытость всему миру делает меня уязвимой. Интересно, в какой момент меня это начало пугать?

Мысль вторая

Я рада, что у меня есть эти старые записи. Они как фотографии, только лучше. Великая драма человеческого бытия состоит в том, что каждый день, продолжая жить, мы понемногу утрачиваем себя. Мы забываем детали, людей, места. И даже не замечаем этого по большей части.

Разве что иногда, пытаясь восстановить в голове причинно-следственные связи между событиями, задашься вопросом о том, как ты вообще познакомился с кем-то. Как оказался в том или ином месте, с ужасом осознаешь, что понятия не имеешь. Может быть. А может быть мозг подсунет тебе удобное, правдоподобное объяснение и ты и не задумаешься о том, так ли было на самом деле.

В общем, мне нужно больше писать. Чтобы помнить. И чтобы присутствовать в моменте тоже. Прочувствовать его полностью.

Tilda

Полгода в Польше: о чем меня не предупреждали

Итак, вчера было ровно полгода как я оказалась в Кракове. Когда я сюда приехала, я знала только то, что Краков очень красивый город, что в стране почти нет инфляции и что тут запрещены аборты. Но за это время у меня накопилась масса наблюдений и фактов, о которых мне никто не рассказывал на семинаре про релокацию.

Общение с местными

Большинство поляков говорит по-английски. Проблема в том, что вот именно в тех местах где вам больше всего нужно, англоговорящего поляка днём с огнём не сыщешь. В частности сотрудники налоговой инспекции, почты, банка или больницы скорее всего nie mowią po angielsku. Это порождает определенные трудности и необходимость знать язык хотя бы на том уровне, чтобы объяснить, чего вы собственно хотите. К счастью, в основном, люди тут дружелюбные и постараются вас понять, пока вы с ними играете в крокодила, пытаясь на смеси всех известных вам языков, включая жестовый, донести до них свои чаяния.

Встречаются конечно индивидуумы, которые просто предпочтут вас игнорировать. Почему-то чаще всего это работники транспорта. Тётки, продающие проездные и водители автобусов с большой вероятностью просто сделают вид, что вы их галлюцинация. Но это не самое худшее, что может случиться. Гораздо веселее, когда с вами говорят по-польски не обращая внимания на ваши заявления, что вы по-польски не понимаете. Абсолютные чемпионы в таком подходе к коммуникации — таксисты. Они видимо просто не верят, что можно не знать их великого языка.


Work life balance

У поляков не принято сидеть на работе допоздна. Даже если есть какие-то важные дела, они всегда могут подождать до утра. Это хорошо, когда дело касается вашей работы — никто не будет смотреть на вас осуждающе, если в шесть вечера вы просто встанете и уйдете домой. Кроме того тут принято рано приходить и рано уходить — разительное отличие от России, где "свободный график" в первую очередь предполагает право прийти на работу к обеду. Проблемы начинаются тогда, когда вы обнаруживаете, что в 5-6 часов вечера большинство магазинов уже закрыты, а в воскресенье крайне проблематично найти работающую аптеку. Самый треш и угар — это национальные праздники, когда не работает вообще ничего. Даже крупные торговые центры, даже икея, даже бары, где вы могли бы накидаться с тоски. Поэтому самым рациональным вариантом будет запастаться всем заранее, а ещё лучше сваливать из города на природу, а ещё лучше из страны в соседнюю Чехию или Германию.


Экспаты

В Польше полным полно украинцев, русских и белорусов. Всё дело в том, что огромное количество поляков радостно свалило в другие страны евросоюза как только это стало возможно, работать стало некому и правительство придумало "карту поляка" — это такой упрощенный способ иммиграции для тех, у кого есть польские корни. Надо выучить язык и историю страны, доказать, что твоя бабушка Ядвига была коренная Вроцлавчанка и вперед. Если вы программист как я, то скорее всего на работе поляков у вас будет меньше, чем представителей прочих народностей. Иногда встречаются и экзотические варианты. Например со мной работает несколько бразильцев.


Социалистическое прошлое

В Польше запрещена любая коммунистическая символика, имейте в виду, если решили взять с собой дедушкину ушанку с серпом и молотом. Вообще тут стараются всячески откреститься от связей с СССР. Но тем не менее тут огромное количество вещей, напоминающих об этом. Например части Кракова построенные между 40-ми и 80-ми создают полное впечатление того, что вы находитесь где-то на постсоветском пространстве — те же дома, те же элементы декора и даже гопники ровно такие же как в Купчино, только матерятся они по-польски.


Польская еда

В общем и целом едят тут плюс-минус то же, что и в России. Тут даже есть конфеты "коровка". А вот краковской колбасы тут нет. То есть колбасы много и технически вся она краковская, но ни один из её видов так не называется.

Чего в Польше не хватает русскому человеку, так это пельменей. Есть пиро'ги — это такие вареники, начинкой для которых может служить ровным счетом всё что угодно, он клубники до мяса с фасолью и перцем. Есть даже pierogi ruskie — в них картошка и творог и нет, поляков не смущает, что в России про такое блюдо никто не знает. Ещё есть pyzy (пызы), явно позаимствованные поляками у литовцев и представляющие собой картофельную клёцку, начиненную мясом. Но всё это не сравнится с пельменями, потому что мясо туда кладут уже готовым.

Есть блюда, которые называются так же как что-то привычное, но рвут шаблон своей непохожестью на русских тезок. Например борщ, вернее barszcz. В польском изводе — это подкрашенный свёклой бульон, иногда с яйцом и редкими вкраплениями овощей. Иногда в нём плавает что-то обманчиво похожее на пельмени. Это uszka (ушка) и в них начинка из капусты и грибов. Кроме того борщ бывает белым! В таком случае в нём нет свёклы, зато есть сушеные грибы и колбаса.

Tilda

Флешмоб про вопросы

sol_blackhands задал мне несколько вопросов в рамках флешмоба. Ответы ниже. Если вы такой же любитель поговорить о себе как и я — обращайтесь, я вам тоже вопросы задам.

1. В доме твоей мечты окна выходят на море, на лес или на крыши большого города?
На крыши, за которыми вдалеке поблескивает на солнце полоска залива

2. Если бы можно было выбирать, в какой стране, культуре и народе ты бы предпочла родиться?
Всю юность я мечтала быть кореянкой. Потому что корейские девушки такие миниатюрные и кавайненькие. Потом я мечтала быть японкой, потому что фанатела по Кавабате и Оэ. И вообще мне импонировала самобытность и уникальность их культуры. Теперь мне кажется, что нельзя придумать ничего лучше, чем быть чалдонкой из Сибири.

3. Что тебе ближе, туфли или кеды?
Определенно кеды. У меня признаться и туфель-то нет.

4. Что в друзьях самое ценное, по твоему мнению?
Как говорил один мой друг — возможность пообщаться без намордников: то есть расслабиться, быть собой в их компании. Например накидаться до потери совести и петь в караоке песни Милен Фармер, не опасаясь что кому-то за тебя будет стыдно. Более того, будучи в полной уверенности, что тебе подпоют, хотя и не знают слов.

5. Что лучше, точная концовка с выводом и моралью или открытый финал?
Не люблю выводы и морали, поэтому определенно открытый финал. Он честнее. Потому что если в конце книги не все герои умерли — то их жизнь продолжается, а значит делать какие-то выводы пока рано.
Tilda

(no subject)

Когда уймется боль,
Придет покой.
Спрошу себя ещё разок на кой
Ляд сдался мне этот далекий город.
А впрочем к черту —
Всё пустые разговоры,
Пронизанные утренней тоской.
Когда сомкнутся веки,
Мне приснится сон.
На сны по счастью не распространяется закон,
Что невозможно оказаться там, где хочется, мгновенно.
Тепло твоих ладоней
Растекается по венам
Здесь и сейчас.
И никаких "потом".
Но сон отступит,
И начнется новый день.
Я превращаюсь в тень,
Ни в чем не находя привычных смыслов.
Я вглядываюсь в даль
И пересчитываю числа.
И каждый раз подсчеты мне даются всё трудней.
Tags:
Tilda

(no subject)

Никогда не писала стихи о таких вещах:
О ключицах, о родинках, о плечах —
Мне они никогда не ломали сердечный ритм,
Так чтоб вместо дыхания жадно хотелось рифм.
Я брожу по городу с крайне безумным лицом,
Будто я героиня кино со счастливым концом

На пустынной улице, кажется, на краю света
Я смакую последнюю питерскую сигарету,
И мне как-то немыслимо греет душу
То, что в мире есть кто-то, кто мне словно воздух нужен.
Тот, кому я сердце оставила на хранение,
Обещая вернуться. И я вернусь. Непременно.
Tags:
Kiss

Тридцатилетия пост

Итак. Этой ночью мне благополучно натикало 30 лет. Честно говоря, порою я удивляюсь, что я вообще дожила до этой знаменательной даты. Ещё больше меня удивляет то, кем я являюсь и что я ощущаю, достигнув этого рубежа.
Когда мне было 18, я думала что в ночь на 6-е октября 2016 года на мне материализуется засаленый халат в цвeточек, а на голове отрастут бигуди. Однако же, этого не произошло. Более того, всё изменилось в лучшую сторону. Будучи юной, в этот день я слушала по кругу Bloodflowers, мой самый любимый и самый грустный альбом The Cure, и оплакивала своё приближение к последнему рубежу молодости. А теперь все эти цифры и ожидания общества по поводу того, что я должна в связи с ними делать, меня совершенно не занимают.

Я стала смелее, свободнее, сильнее и пожалуй гораздо счастливее. Это конечно случилось не сегодня, но когда как ни сегодня мне порефлексировать на этот счет. Как-то так совпало (я, честное слово, не готовилась специально), что именно накануне в моей жизни многое изменилось и я этому чертовски рада.

Я в Кракове. Я безнадежно влюблена. Я дьявольски счастлива.

А в качестве постскриптума вот моя песня о тридцатилетии (на английском с адовым количеством ошибок), написанная кажется столетия назад. Больше не актуальная. Если кто-то уже купил Беретту 92, чтобы спасти меня от бренности бытия — сдайте её обратно.

Tilda

Принцесса хаоса

Удивительная фигня, но мне кажется, что я чувствую себя хорошо только тогда, когда мне в достаточной степени плохо. Мне обязательно нужно, чтобы кругом росла энтропия и торжествовал хаос. Без этого мне прямо жизнь не мила. Работаешь на одной работе уже почти три года? Состоишь в длительных стабильных отношениях? Живёшь в одном и том же районе, где тебя в принципе всё устраивает? Нашел какое-то занятие, которое у тебя отлично получается? Значит будешь испытывать почти физический зуд и желание немедленно похерить всё это к чертям собачьим.

И вот я думаю, почему так? Чего мне неймётся? Как нормальные люди всю жизнь сидят на одном месте и не парятся? (Тем более если их круг общения, круг интересов не меняется). Их не одолевает жадность, такое чувство, что, ухватившись за что-то одно, ты упускаешь всё остальное? Или скука, когда поведение знакомых становится слишком предсказуемым (он ещё рот не успел открыть, а ты уже знаешь что он тебе сейчас расскажет и даже в каких выражениях)? Или страх, что если ты сам всё не испортишь красиво и эффектно, оно всё равно рано или поздно испортится, деградирует, истлеет и ты останешься сидеть на развалинах без сил куда-то двигаться? Как представители никому не нужных профессий или супруги, которые наскучили двух другу 10 лет назад, но тогда не нашли в себе решимости расстаться, а теперь уже никому больше и не нужны.

Когда что-нибудь бросаешь, когда что-нибудь рушишь, чувствуешь такой прилив сил. Наверное это что-то вроде ядерной энергии. Это как отрастить длинные волосы и отрезать их. Потрясающее чувство силы и легкости
Tilda

(no subject)

Завернусь в слова как в одеяло,
Потеряла голос. Было. Стыло. Стало.
Видишь, солнца брызги под ногами?
Собери осколки. Будет память.
Tags:
Fox

Сигурд, эльфы и национальная идентичность

Смотрела интервью отличной этно-исполнительницы, хомусистки Ольги Подлужной. Её там в самом начале спрашивают о том, почему она посвятила себя традиционной якутской музыке, и она отвечает, что в Якутии родилась, выросла и вообще в душе себя чувствует якуткой.

И я задумалась о собственной национальной идентичности. Задумалась и поняла, что у меня на её месте зияющая дыра. Кто я? Русская? А что такое быть русской? Где наши корни, этническая музыка, костюмы, легенды? Что-то что отзывалось бы где-то в подкорке? Всё это было много раз вырвано, перечеркнуто, убито. Потом труп русской культуры гальванизировали, чтобы он смешно подергался напоследок. Начали ещё веке в 19-м, когда у аристократии, воспитанной на французской литературе, в моду вошли костюмы "а-ля рюс". Потом всякие "народные" ансамбли песни и пляски, советские и постсоветские, окончательно превратили в балаган всё то, что от исконного осталось. Вся русская песня свелась к частушке (даже пусть иногда печальной, но всё равно частушке), всё искусство к скоморошеству. И мне вот хоть убей не хочется ассоциировать себя с бабами в матрёшечных платьях, поющих про "напилася я пьяна".

Какие ещё варианты? Татарской крови во мне кот наплакал. Да и даже мой дедушка, за её наличие ответственный, по-татарски не говорил и вообще никаких особых признаков национальной принадлежности не демонстрировал.

Можно конечно назваться чалдонкой. Это даже будет правдой. Но чего-то такого своего, древнего, сакрального у чалдонов нет, хотя бы потому что самому термину не более трёхсот лет. По сути чалдоны те же русские, только с изрядной примесью крови сибирских аборигенов.

Но тем не менее онтогенез, как известно, повторяет филогенез и на каком-то этапе (ближе к раннему подростковому возрасту) мне до боли хотелось себя ассоциировать с каким-то племенем, у которого были бы легенды, мистические верования, своя музыка, своя история. А всего этого, как мы уже выяснили, не было в помине. Пришлось применять заместительную терапию. Надо сказать, помогало плохо. Потому меня постоянно швыряло из желания сбежать в Средиземье в запойное чтение Старшей Эдды, сборников греческой, скандинавской, персидской мифологии. Песни тоже занимались то у ирладнцев, то у японцев. И, надо сказать, судя по моему окружению, эта тоска по отсутствующей национальной идентичности терзала не только меня.

Помню, как-то я представила маме свою новую знакомую, назвав её, ею же самой придуманным японским псевдонимом. Мама возмущалась ещё неделю, что молодежь вместо того, чтобы любить "свою родную культуру" выдумывает себе иноземные имена. Как будто наши паспортные имена не иноземны.

Tilda

Проснись, это сон


Танец теней и разбуженных рук,
Хороводы лестниц.
Почему ты никогда не прячешь глаз?
А некуда… Вот… Некуда…
Не-ку-да…


Оксане приснился сон
Она в нём была невесома
Она улетела в космос
Не выходя из комы

Ей снились облака
Цветного межзвездного газа
И от него вся тоска
Покинула её разом

Ещё снились корабли
Сверкающие боками
Летящие прочь от Земли
Покинутой всеми богами

И ей было хорошо
И даже почти спокойно
Единственный раз когда
Ей было совсем не больно

Оксане приснился сон
Такой же приснился Ксюше
Такой же приснится мне
И сразу же станет лучше